Category: философия

Клуб значимых других

В нарративном подходе есть метафора "жизненного клуба" - "клуба значимых других", людей из нашего реального окружения на разных этапах нашей жизни и также исторических лиц и образов, с которыми мы соотносим наше представление о самих себе и наших ценностях.

Об этом можно почитать у моей коллеги llynden :

http://llynden.livejournal.com/325493.html#cutid1
Метафора "жизненного клуба"

Представление о re-membering опирается на метафору членства (membership), разработанную Барбарой Майерхоф (1978, 1982, 1986) и Майклом Уайтом (1989) для описания «клуба значимых других» в жизни человека. Мы все рождаемся в такой клуб, и на протяжении жизни кого-то в него добавляем, а кого-то, бывает, что и вычеркиваем.
Жизненный клуб человека является отправной точкой для выстраивания его идентичности. Во взаимоотношениях между человеком и другими членами его жизненного клуба происходит предложение и принятие позиций идентичности, избранные идентификации подтверждаются и признаются аутентичными. С этой точки зрения, идентичность является побочным продуктом множества диалогов с теми, кто подтверждает или отвергает наши заявления о том, кем мы являемся (McNamee & Gergen, 1999). Жизненный клуб сформирован из взаимоотношений взаимного признания аутентичности. Этот клуб является значимым дискурсивным сообществом, к которому мы обращаемся, когда хотим осмыслить то или иное событие. Таким образом, как утверждают Хедтке и Уинслэйд, смысл жизни человека создается и располагается в этом жизненном клубе.
Разные члены клуба обладают различным статусом, кто-то занимает более привилегированное положение, кто-то – менее. Некоторые люди настолько важны для нас, что мы присваиваем им пожизненный статус почетных членов нашего клуба. Однако присвоение высокого статуса человеку не означает, что он не сможет быть при определенных обстоятельствах этого статуса лишен. Люди могут поссориться, развестись, человек может предать или жестоко обойтись с нами, и тогда его статус в жизненном клубе может быть пересмотрен.

Ее рассказ о важном члене "жизненного клуба":

http://llynden.livejournal.com/348662.html

Я задумалась о том, кто в моем "жизненном клубе".
Это - древнегреческие философы Гераклит и Сократ. Михаил Ломоносов (который пошел в Москву в лаптях - учиться). Это моя бабушка Мария (об искусстве не предавать себя), моя мама (дар принимать без осуждения - для нее я всегда была достаточно хороша).
Еще в нем - Анатолий Михайлов - ректор ЕГУ.
О других я еще хочу поразмышлять.

И важная для меня женщина - американская актриса Вупи Голдберг. Она - толстая, черная, немолодая, но фантастическая - в своем реализованном праве быть самой собой.


28,01 КБ

Мужество быть

Читая многие ЖЖ, я сталкиваюсь с апологией депрессивности и неэффективными стратегиями противостояния жизненным трудностям. Это снижает возможности человека и его радость от собственной жизни. Часто за депрессивными состояниями можно обнаружить такие представления человека о мире, о себе, о своем будущем, которые даже не дают шанса переживать свое бытие в мире по-другому.

В связи с этим хочу обратить Ваше внимание на очень глубокую книгу. Это работа немецкого философа Пауля Тиллиха «Мужество быть». Тиллих – один из крупнейших теологов ХХ века.

В 1-й главе Тиллих кратко рассматривает обозначенную тему в историческом ракурсе – от Платона до Ницше. Затем он предлагает глубокий анализ темы мужества в ее соотношении с темой тревоги. Причем подробно рассмотрены три основных типа экзистенциальной тревоги: тревога судьбы и смерти, тревога пустоты и отсутствия смысла, тревога вины и осуждения.

По Тиллиху, мужество – это самоутверждение «вопреки», а именно вопреки тому, что пытается помешать «Я» утвердить самое себя. Тревога и мужество имеют психосоматический характер. Они одновременно биологические и психологические явления. Можно сказать, что с биологической точки зрения страх и тревога выполняют охранительные функции, указывая живому существу на угрозу небытия, вызывая в нем защитную реакцию и побуждая его сопротивляться. Страх и тревогу следует рассматривать как выражение того, что можно было бы назвать «самоутверждением на страже». Тогда мужество – это готовность принять на себя отрицания, о которых предупреждает страх, во имя более полного утверждения.

В 4-й главе П. Тиллих рассматривает мужество в социальном контексте. Глава называется «Мужество и соучастие (мужество быть частью)».

5-я глава называется «Мужество и индивидуализация (мужество быть собой)». Этот вид мужества особенно важен в формировании индивидуальных стратегий противостояния вызовам жизни.

Книга непростая. Кто осмелится прочитать, получит шанс более глубокого понимания человеческого бытия.