О конформизме

Конформизм – это изменение поведения или убеждений в результате реального или воображаемого давления группы.

Конформизм хорош или плох? Может ли социальное давление стереть индивидуальные различия? В какой степени каждый из нас подвержен социальным воздействиям? Осознание наличия социального давления не освобождает нас от его воздействия?

Так хорош конформизм или плох? На этот вопрос нет единственного правильного ответа. Плох, когда подросток начинает употреблять алкоголь или наркотики, подчиняясь давлению группы. Хорош, когда запрещает другим людям мешать нам спокойно отдыхать. Иногда он нейтрален, когда заставляет нас одеваться во все белое для игры в теннис.

От слова «конформизм» веет чем-то негативным. Связано это с тем, что в западной культуре не одобряется уступчивость к давлению со стороны равных вам.
В Японии согласование своих действий с другими есть признак не слабости, а терпимости, самоконтроля и зрелости. «Повсюду в Японии ощущается та утонченная безмятежность, которая возникает у людей, точно знающих, чего им ждать друг от друга», - отмечает Ланс Морроу.

Конформизм состоит не просто в том, что вы действуете так же, как все, но в том, что вы поддаетесь влиянию всеобщего действия. Вы ведете себя не так, как делали бы это в одиночку.

Есть две разновидности конформизма. Иногда мы ведем себя так, как принято, не соглашаясь в душе с тем, что делаем. Мы надеваем галстук или платье, хотя нам это не нравится. Такой неискренний, внешний конформизм называется уступчивостью. Мы уступаем для того, чтобы заслужить поощрение или избежать наказания. Если мы подчиняемся явно выраженному приказу, это называется повиновением.

А иногда мы искренне верим в то, что вынуждает нас делать группа. Мы можем присоединиться к пьющим кефир миллионам, так уверены, что кефир полезен. Такой искренний, внутренний конформизм называется одобрением. Одобрение подчас возникает вслед за уступкой. Пока мы не почувствуем ответственности за свои поступки, нам обычно нравится то, в чем мы участвуем.

Конформизм активно исследовался социальной психологией. Описания классических экспериментов М.Шерифа, С.Аша и С. Милграма можно найти в книге Дэвида Майерса «Социальная психология» (Издательство «Питер»). Эти эксперименты продемонстрировали силу социальных влияний и ту легкость, с которой уступчивость влечет за собой одобрение. Зло не просто дело рук плохих людей в этом нашем лучшем из миров, оно также является результатом могущества ситуаций, которые вынуждают людей согласиться с неправдой или капитулировать перед жестокостью.

Конформизм зависит от характеристик группы: наибольшую степень конформизма люди проявляют тогда, когда сталкиваются с единодушным мнением трех или более человек, достаточно привлекательных и обладающих высоким статусом. Наиболее высокий уровень конформизма проявляется также в том случае, когда ответы даются публично. Тенденция проявлять большую степень конформизма при публичных заявлениях соответствует нормативному влиянию. Нормативное влияние – конформизм, основанный на желании человека удовлетворить ожидания других, как правило, для того, чтобы добиться признания. В этом проявляется забота людей о социальном имидже. Тенденция проявлять более высокий уровень конформизма при решении трудных задач соответствует информационному влиянию, то есть признанию суждений о реальности других людей. Здесь проявляет себя желание быть точным, компетентным, особенно в ситуациях двусмысленной реальности.

Кто проявляет конформизм? Эксперименты показали, что женщины в среднем чуть более конформны, чем мужчины. Больший конформизм проявляют люди, нуждающиеся в социальном одобрении.
Степень выраженности конформизма изменяется от культуры к культуре. Европейская и американская культуры поощряют индивидуализм: «Ты отвечаешь сам за себя. Следуй велениям собственной совести. Будь верен себе. Выяви свои неповторимые таланты. Удовлетворяй свои собственные нужды. Уважай других». Азиатские культуры и культуры стран третьего мира более склонны к коллективизму: «Твоя семья или клан отвечают за своих членов, чьи действия поэтому означают общий позор или славу. Так что приноси своей группе славу. Будь верен традициям. Уважай старших и начальство. Стремись к гармонии и не критикуй другого публично. Будь лоялен по отношению к семье, компании, нации. Живи в коллективе, не думая, что твое собственное Я существует вне социального контекста».

Способен ли человек сопротивляться социальному давлению? Люди ценят чувство свободы и самостоятельности. Поэтому, когда социальное давление становится таким сильным, что ущемляет их чувство свободы, они зачастую восстают. Правда, надо помнить, что этим стремлением человека легко манипулировать. При необходимости можно организовать любую форму протеста. Неплохо учесть и такое явление как созависимость Она может принимать форму контрзависимости, когда человек говорит «нет» только потому, что не может сказать «да» без утраты своего «лица». «Делать противоположное – тоже вид подражания» (Лихтенберг).

С темой конформизма соприкасается тема личной уникальности. Люди испытывают дискомфорт, когда слишком выделяются на фоне других. Но, по крайней мере,
в западных культурах, они испытывают существенное неудобство, когда выглядят в точности так же, как все. Людям нравится ощущать себя неповторимыми. Люди готовы отстаивать свою индивидуальность, причем им не все равно, в чем именно заключается их индивидуальность, люди хотят отличаться от других в правильном направлении – не просто отличаться от среднего, но быть лучше среднего.

Как соотносится конформизм с мифом о белорусской «толерантности»? Можно ли рассматривать агрессию по отношению к ближнему в нашем обществе как форму утверждения собственной уникальности? Как вы конструируете собственную идентичность? Какие формы конформизма считаете для себя приемлемыми?

Приглашаю к обсуждению.
Конформизм
Тема достаточно сложная для меня. Сейчас у меня такой период в жизни, когда я стараюсь запереть в прошлом то, что мне мешает быть самой собой.
А это как раз по теме быть хорошей девочкой, как все хорошие девочки. Сейчас, когда я жила с оглядкой на "известные авторитеты" и "...Что скажет
княгиня Мария Алексеевна?" в лице социума, я хочу вырастить и укрепить те
ростки, которые были спрятаны так глубоко и так долго ждали Света. Я не хочу быть как все, да я и не знаю кто они. Я просто хочу быть собой, и испытываю чуство глубочайшего упоения, когда у меня это получается. Я не хочу быть средней не из за того, что кто-то лучше меня или меня могут похвалить, если я лучше что-то сделаю. Просто я так не хочу, мне это не подходит. Мне нравится нести ответственность за то, что я делаю, просто я люблю делать то, что люблю. Недавно придумала расшифровку своим инициалам.
ТК - творчески, качественно. Это меня сейчас очень вдохновляет!!!

Про "агрессию и собственную уникальность".
Я считаю это проявлением уникальной слабости и незрелости личности. Непереношу проявления под любым соусом. Для меня это военные действия и попытка захвата личной территории другого человека и ,как следствие, проявление уникальной глупости со стороны чкловека. Дать в "харю" ведь всегда проще, чем придумать что сказать.

Про толерантность. Эта не та "терпимость", котрая близка мне. Когда принимаешь человека каким он есть или не принимаешь. Для меня здесь есть явный подтекст безразличия и отстраненности с лекгой примесью трусости.

Про себя. У меня богатое и боевое медицинское прошлое. Хоть это и пафосно - но я давала клятву Гиппократа. Главный принцип остется со мной до сих пор и он чрезвычайно дорог и близок мне и работает почти применительно ко
всему в моей жизни - НЕ НАВРЕДИ! Быть собой, жить и давать жить другим. Это сейчас в моем багаже, с которым я иду.

Мне характерен внешний комформизм. Приходится использовать в бизнесе. Устаю от этого. Зачем играть в эти игры? Но белорусы особенно обожают жить по "понятиям", и не терпят непохожести. Идет крайне агрессивная реакция, особенно у старшего поколения.
Это та часть рисков, которыми сопровождается бизнес в нашей стране. То, что называется эмоциональными рисками.